Новости

10.10.2018
Крестный тесть Назарбаев. Обратный отсчет

Крестный тесть Назарбаев. Обратный отсчет

10.10.2018 Новости

За 14 дней до 1 июня 2007 года

Президент Республики Казахстан провел через подконтрольный ему парламент решение об изменении Конституции страны.

Новая Конституция предоставила единственному гражданину нашей страны возможность быть избранным на президентский пост неограниченное число раз. Этот человек — Нурсултан Назарбаев, действующий президент, мой тесть.

В этот день с надеждами на демократическое развитие нашей страны было окончательно покончено.

За 9 дней до 1 июня 2007 года

Я, Рахат Алиев, автор этой книги, на тот момент — Посол Казахстана в Австрии и при Международных организациях в Вене, — неоднократно критически высказывался в отношении планов Президента по изменению Конституции и в последний раз в телефонном разговоре заявил президенту о категорическом несогласии с его новым политическим курсом. «Цивилизованный мир окончательно отвернется от вас, господин президент», — это были последние слова, которые я успел выкрикнуть в трубку перед тем, как связь прервалась.

Это был день окончательного разрыва с человеком, рядом с которым я провел долгие 24 года.

В тот же день на меня заводят абсурдное уголовное дело. Ни один суд в нормальной стране его бы даже не принял к рассмотрению: меня обвинили … в пропаже мошенников, сбежавших с деньгами вкладчиков.

За 6 дней до 1 июня 2007 года

Я публично объявил о своем намерении баллотироваться в президенты на предстоящих в 2012 году президентских выборах. Это было давно созревшее решение, я уже говорил о нем президенту в наших частных беседах.

«Я считаю, что фактическая узурпация президентского поста одним человеком, превращение выборного процесса в спектакль для иностранных наблюдателей, последовательный откат от демократических завоеваний, мягко говоря, не идут на пользу нашей стране», — эти слова процитировали многие агентства и издания в нашей стране и зарубежом.

Такое в нашей стране не прощается никому.

В тот же день президент страны вопреки презумпции невиновности по представлению главного казахского полицейского лишил меня всех дипломатических постов: должности Посла Казахстана в Австрии, Постоянного Представителя страны при Международных организациях в Вене и Специального представителя по вопросам сотрудничества с ОБСЕ.

1 июня 2007 года

Министр внутренних дел Мухамеджанов, председатель комитета национальной безопасности Шабдар–баев и генеральный прокурор Тусупбеков по личному приказу Президента Назарбаева сфабриковали обвинения против меня. Австрийский Интерпол по запросу из Интерпола Казахстана произвел мой арест.

Так, солнечным утром первого дня лета 2007 года, на окраинной венской улице для меня закончилась многолетняя история отношений с человеком, который когда–то был моим кумиром, потом — начальником, потом — соперником, и, наконец, противником. Человеком, который обманул целый народ и пытается обмануть целый мир.

Этот человек — бессменный правитель моей родины, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Он дал мне многое, а попытался отнять все. Тот факт, что он — дед моих троих детей, отец моей бывшей жены — добавляет истории, которую я собираюсь рассказать, своеобразный оттенок, не правда ли?

Долгие годы я провел на «тайной службе Его величества», прогоняя сомнения, запрещая себе задаваться неудобными вопросами. Но постепенно величие Его президентского высочества в моих глазах съеживалось, как шагреневая кожа, и я ничего не мог с этим поделать. Два десятка лет я был солдатом его режима, и даже дослужился до генерала. Я оставался на службе даже тогда, когда уже не питал никаких иллюзий по поводу пути, по которому ведет нашу страну президент Назарбаев. Многие ставят мне это в вину, и они, наверное, правы — впрочем, всегда легко быть смелым со стороны …

Но когда режим личной власти начал убивать оппонентов, я окончательно понял, что мне с ним больше не по пути. Эту черту я перейти никогда не смогу.

Я пишу эти строки в маленькой горной деревне, не скажу в какой стране. Последний год я веду странный образ жизни: перемещаюсь с места на место, меняю города и страны. Это вынужденная необходимость. Я знаю, что мой бывший тесть, президент Назарбаев, не остановится ни перед чем, лишь бы заставить меня замолчать. Его агенты рыщут по Европе, его прокуроры не вылезают из Австрии, которая отказалась выдать меня его «правосудию». Миллионы из бюджета, который он давно уже перепутал с собственным карманом, идут на услуги лоббистов, журналистов и подкуп политиков и полицейских — все для одного: я должен замолчать навсегда.

Но я и так слишком долго молчал.

Настало время сказать правду.

Правду о диктаторе и его диктатуре.

Правду о том, как целая страна выстроена и управляется по типу какого–нибудь сицилийского преступного синдиката. Об этом — книга, которую вы держите в руках.

Если бы я мог спросить сегодня своего бывшего тестя, я бы задал ему всего один вопрос: «Как вы можете смотреть в глаза своим внукам, господин президент?» Еще недавно у меня была семья, которую я строил четверть века. В один день президент лишил меня возможности общаться даже с моими детьми. Теперь он пытается рассказывать им сказки про отца — Синюю бороду, и пытается подкупить их деньгами и подарками. Я знаю, что у него нет никаких шансов. Я знаю, что рано или поздно им в руки попадет эта книга (сколько бы усилий не предпринимал Крестный Тесть, чтобы этого не произошло), и мои дети смогут прочитать настоящую историю семьи.

Мы познакомились с Даригой в Москве, где оба учились в аспирантуре — я во Втором московском медицинском институте, она в Московском Университете. Наши приятельские отношения быстро переросли в нечто большее. Ее обаянию невозможно было сопротивляться, Дарига завораживала всех, кто ее окружал. Она была настоящая звезда. Нам было чуть больше двадцати лет, и я уже знал, рядом с кем хочу провести свою жизнь и растить детей.

Ее отец был здесь ни при чем. Если уж говорить о фамилиях, то Алиевы в том 1983‑м году были очевидно известнее Назарбаевых. Мой отец, академик, доктор медицинских наук, профессор, известный хирург уже тогда пользовался народным уважением за помощь и спасение людей, был министром здравоохранения. Он поставил хирургическую школу в стране, учил аспирантов и врачей. Люди знали, что он добился всего исключительно своим талантом и упорным трудом — а значит, ему не требовалось играть в закулисные аппаратные игры.

По научной линии отец был очень дружен с академиком Аскаром Кунаевым, президентом Академии Наук Казахстана — а через него и со всей кунаевской семьей. Назарбаев же был комсомольско–партийным выдвиженцем, с хорошими анкетными данными — из рабочих–пролетариев, и замеченным самим членом Политбюро ЦК КПСС Динмухамедом Кунаевым и вознесенным им до правительственных столичных высот.

Откровенно говоря, карьерные перипетии отца моей невесты интересовали меня меньше, чем погода на алматинской улице. В противном случае наш брак мог бы не состояться — или быстро распасться.

Ведь только через год, в 1984-ом, Кунаев назначил своего выдвиженца руководителем правительства Казахстана. А уже в декабре 1985‑го, ровно через год, Назарбаев почувствовал, что его всемогущий покровитель теряет властную хватку — и пошел на рискованную интригу. Он выступил на сьезде компартии Казахстана против самого Кунаева. Будущее председателя совета министров Казахской ССР после этого поступка оказалось под большим, большим вопросом. Он сделал ставку на новых руководителей из Кремля, но те сидели в далекой Москве, а Динмухамед Кунаев еще правил в Казахстане.

Многие тогда отвернулись от Назарбаева. Некоторые перестали подавать ему руку, увидев в его выступлении откровенное предательство. Большинство же из тех, кто прервал с ним отношения, просто не хотели попасть в опалу из–за своих отношений с этим человеком.

Для моего же отца академика Мухтара Алиева семья и родственные отношения всегда были на первом месте. Опальный Назарбаев был его родственником, а от меня и родных отец никогда не отказывался — даже если это грозило его собственной карьере.

По–иному повел себя старший Аскар Кулибаев — который позволил своему сыну Тимуру жениться на Динаре Назарбаевой только в безопасном 1989‑м году, когда все беспокойства за карьеру ее отца остались уже позади — Назарбаева избрали Первым секретарем ЦК Компартии Казахстана.

Так что я женился не «на дочери президента», как это позже любили язвить злые языки. Я женился на любимой девушке, московской студентке Дариге Назарбаевой, и четверть века наша семья жила счастливо — пока в неё не вмешался Крестный Тесть.